От «объекта 233» до «Катюши»: разработка и развитие лучшей в мире системы залпового огня

Применение

Великая Отечественная война

Польские солдаты, заряжающие «катюшу», послевоенное фото.

С момента появления реактивной артиллерии (РА), её формирования находились в подчинении Верховного Главного Командования. Они использовались для усиления стрелковых дивизий, оборонявшихся в первом эшелоне, что существенно увеличивало их огневую мощь и повышало устойчивость в оборонительном бою. Требования к применению нового оружия — массированность и внезапность — нашли отражение в Директиве Ставки ВГК № 002490 от 1 октября 1941 г..

В период битвы за Москву из-за тяжёлой обстановки на фронте командование вынуждено было использовать реактивную артиллерию ,,подивизионно”.

Но уже к концу 1941 года количество реактивной артиллерии в войсках значительно возросло и достигало 5—10 дивизионов в составе армий, действовавших на главном направлении. Управление огнём и манёвром большого числа дивизионов, а также снабжение их боевыми припасами и другими видами довольствия стало затрудняться. По решению Ставки в январе 1942 года было начато создание 20 гвардейских миномётных полков.

«Гвардейский миномётный полк (гв.мп) артиллерии Резерва Верховного Главного Командования (РВГК)» по штату состоял из управления, трёх дивизионов трёхбатарейного состава. Каждая батарея имела четыре боевые машины. Таким образом залп только одного дивизиона из 12 машин БМ-13-16 ГМП (директива Ставки № 002490 запрещала использование РА в количестве менее дивизиона) по силе мог сравнится с залпом 12 тяжёлых гаубичных полков РВГК (по 48 гаубиц калибра 152 мм в полку) или 18 тяжёлых гаубичных бригад РВГК (по 32 гаубицы калибра 152 мм в бригаде).

Немаловажен был и эмоциональный эффект: во время залпа все ракеты выпускались практически одновременно — за несколько секунд землю в области цели буквально перепахивали реактивные снаряды. Подвижность установки позволяла быстро сменять позицию и избегать ответного удара противника.

17 июля 1942 года в районе села Налючи раздался залп 144 пусковых рам-станков, оснащённых 300-мм реактивными снарядами. Это было первое применение несколько менее знаменитого родственного оружия — «Андрюши».

В июле-августе 1942 года «катюши» (три полка и отдельный дивизион) были основной ударной силой Подвижной механизированной группы Южного фронта, на несколько дней сдержавшей наступление 1-й танковой армии немцев к югу от Ростова. Это отражено даже в дневнике генерала Гальдера: «возросшее сопротивление русских южнее Ростова»

В августе 1942 года в городе Сочи в гараже санатория «Кавказская Ривьера» под руководством начальника подвижной ремонтной мастерской № 6 военного инженера III ранга А. Алфёрова был создан переносной вариант установки на базе снарядов М-8, получивший впоследствии название «горная катюша». Первые «горные катюши» поступили на вооружение 20-й горнострелковой дивизии и были применены в боях на Гойтхском перевале. В феврале — марте 1943 года два дивизиона «горных катюш» вошли в состав войск, оборонявших легендарный плацдарм на Малой земле под Новороссийском.

В 62-й армии в Сталинграде на базе Т-70 воевал дивизион “Катюш”, который находился в прямом подчинении командарма 62-й, Чуйкова В.И.

Кроме этого в Сочинском паровозном депо были созданы 4 установки на базе дрезин, которые использовались для защиты города Сочи с берега.

В сентябре 1943 года манёвр «катюш» вдоль линии фронта позволил осуществить внезапный фланговый удар на Брянском фронте. В итоге немецкая оборона оказалась «свёрнута» в полосе целого фронта — 250 километров. Во время артподготовки было израсходовано 6000 реактивных снарядов и лишь 2000 — ствольных.

Афганская война

В период с с 1961 по 1963 год СССР поставил в Королевство Афганистан некоторое количество БМ-13, которые применялись правительственными войскамина начальном этапе войны, до их замены советскими поставками БМ-21..

Устройство

220px-Katjuscha-rakete_triebwerk_peenem%C3%BCnde.jpg

Снаряд

Оружие относительно простое, состоящее из рельсовых направляющих и устройства их наведения. Для наводки были предусмотрены поворотный и подъёмный механизмы и артиллерийский прицел. В задней части машины находились два домкрата, обеспечивающие бо́льшую устойчивость при стрельбе. На одной машине могло размещаться от 14 до 48 направляющих.

Корпус реактивного снаряда (ракеты) представлял собой сварной цилиндр, поделённый на три отсека — отсек боевой части, двигательный отсек (камера сгорания с топливом) и реактивное сопло. Авиационный реактивный снарядовРС-132 имел длину 0,935 метра, диаметр 132 миллиметра и весил 23,1 кг, а реактивный снаряд М-13 для наземной установки БМ-13 имел длину 1,41 метра, диаметр 132 миллиметра и весил 42,3 кг. Внутри цилиндра с оперением находилась твёрдая нитроцеллюлоза. Масса боевой части снаряда М-13 22 кг. Масса взрывчатого вещества снаряда М-13 4,9 кг — «как шесть противотанковых гранат». Дальность стрельбы — до 8,4 км.

Снаряд М-31 для установки БМ-31 был 310 мм в диаметре, он весил 92,4 кг и содержал 28,9 кг взрывчатки. Дальнобойность — 13 км, продолжительность залпа у БМ-13 (16 снарядов) — 7 — 10 секунд, у БМ-8 (24 — 48 снарядов) — 8 — 10 секунд; время заряжания — 5 — 10 минут у БМ-31-21 (12 направляющих) — соответственно 7 — 10 секунд и 10 — 15 мин. Запуск производился рукояточной электрокатушкой, соединённой с аккумуляторной батарей и контактами на направляющих — при повороте рукоятки по очереди замыкались контакты и в очередном из снарядов срабатывал пусковой пиропатрон[3]. Крайне редко при большом количестве направляющих на установке применялись две катушки одновременно.

В отличие от немецкого Nebelwerfer, представляет собой площадное оружие низкой точности с большим разбросом снарядов по местности. Вследствие этого точные удары, как у Nebelwerfer, наносить было бессмысленно. При вдвое меньшем заряде ВВ, поражающее воздействие на небронированную технику и живую силу было намного сильнее, чем у Небельверфера. Это было достигнуто путём увеличения газового давления взрыва из-за встречного движения детонации. Подрыв ВВ осуществлялся с двух сторон (длина детонатора была лишь немного меньше длины полости для ВВ) и когда две волны детонации встречались, то газовое давление взрыва в месте встречи резко возрастало, вследствие этого осколки корпуса имели значительно большее ускорение, разогревались до 600 — 800 °C и имели хорошее зажигающее действие. Кроме корпуса разрывалась ещё и часть ракетной камеры, раскалявшейся от горевшего внутри пороха, это увеличивало осколочное действие в 1,5 — 2 раза по сравнению с артиллерийским снарядами аналогичного калибра. Именно поэтому возникла легенда о «термитном заряде» в боеприпасах «Катюш». «Термитный» заряд испытывался в Ленинграде весной 1942 года, но оказался излишним — после залпа «катюш» и так всё горело. (из сборника «Гвардии „катюша“»). Совместное применение десятков ракет одновременно также создавало интерференцию взрывных волн, что ещё более усиливало поражающий эффект.

Экипаж (расчёт)

БМ — 8 (ЗИС-6) состоял из 5 — 7-ми человек, в документальном фильме, показанном каналом НТВ, сказано — 10 человек.

  • Командир орудия — 1.
  • Наводчик — 1.
  • Водитель — 1.
  • Заряжающий — 2 — 4.

Повторить не удалось

У немцев в 1941 году уже были на вооружении реактивные миномёты. Именно их вместе с фугасными и надкалиберными 32-см зажигательными снарядами вермахт применил уже 22 июня 1941 года под Брестом. Наша «Катюша» появилась чуть позже. Командование решило ввести в бой экспериментальные образцы, а уже потом, опробовав их в бою, налаживать массовый выпуск.

И хотя первенство по времени — на стороне немцев, но мощь нашего оружия оказалась намного сильнее. «Катюши» буквально приводили немецкую армию в состояние ужаса и паники. Поэтому немцы с самого первого дня разрабатывали планы захвата БМ-8 и боеприпасов, что называется, «в плен». Цель немцев была проста: добыть «Катюшу», посмотреть, как она устроена, и скопировать ее. Несмотря на строжайшую секретность, смену дислокации после каждого боя и встроенную систему самоподрыва, одна из СЗО поздней осенью 41-го года все-таки попал в засаду.

Только тогда фашисты узнали, что «Катюша» – орудие залпового огня, и выстреливает сразу 16-ю (а в усовершенствованных моделях и 24-мя) реактивными минами. В то время как реактивные немецкие «Nebelwerfer» были шестиствольными, и их боеприпасы имели несколько другой принцип действия.

Казалось бы, противнику осталось только повторить конструкцию захваченной «Катюши», и советские войска лишились бы преимущества в этом виде вооружения. Но не тут-то было.

204260.jpg

Мемориальный комплекс «Катюша» в Орше, недалеко от места одного из первых её боевых применений. Макет БМ-13 собран с использованием оригинальных деталей гвардейского миномёта и настоящего грузовика ЗиС-6. Источник: ru.wikipedia.org

Скопировать саму «Катюшу» ещё было относительно возможно. Но вот с выпуском аналогов реактивных снарядов возникли трудности. Немецкие мины вели себя совершенно непредсказуемо: порох отказывался стабильно гореть, и мины либо сходили с направляющих и вскоре падали на землю, либо начинали вращаться и взрывались, ещё находясь в воздухе.

Немцы не могли предположить, что боеприпасы для «катюш» более 10 лет разрабатывались в крупных исследовательских советских институтах и представляли собой инновационные боезаряды с особыми свойствами. Оригинальным было и устройство подрыва. Заряды подрывались сразу с двух сторон, а значит, имели и две волны детонации. Когда волны встречались друг с другом, резко возрастало давление, благодаря чему остатки корпуса боезаряда очень сильно нагревались. Высокая температура, доходящая до 800 градусов, наделяла осколки значительным зажигательным действием. Огневая мощь при этом была настолько высока, что в немецкой армии родилась легенда об использовании в «Катюше» неких фантастических «термитных зарядов».

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий