Один советский лётчик против 52 фашистских самолётов: рисковый бой капитана Сидоренкова

В чем секрет долголетия немецкого пикировщика Ю-87 «Штука»

Когда в 1939 году в Германию прибыла советская военно-техническая делегация, ее членам были представлены образцы военной техники, стоящей на вооружении ВЕРМАХТА. Внимание советской делегации привлекли истребители «Мессершмитт Bf-109», бомбардировщики «Юнкерс 88» и «Хейнкель 111». Пикирующий бомбардировщик конструкции фирмы «Юнкерс» советские эксперты вниманием не удостоили, считая эту машину морально устаревшей и не отвечающей современным требованиям. Поводом к такому отношению стали низкие летно-технические характеристики самолета и несовершенная аэродинамика. На деле у этой машины оказался достаточно крепкий конструктивный ресурс, обеспечивший в дальнейшем для пикировщика насыщенную боевую историю.

yunkers-v-razreze.jpg

Самолет обладал следующими преимуществами:

  • прочная конструкция и широкие эксплуатационные возможности;
  • хорошая управляемость, надежность и предсказуемость;
  • удачное сочетание летно-тактических параметров для самолетов данного класса;
  • ремонтопригодность.

Столь многочисленные преимущества, которыми обладал немецкий «Юнкерс» позволяли прощать его главный недостаток — низкую скорость. Зато в плане прицельного бомбометания с пикирования немецкой машине не было равных. Ни хваленые японские летчики, ни их американские визави не могли конкурировать по точности сброса бомбовой нагрузки с асами немецких люфтваффе. Летчики немецких штурмовых эскадр в своем ремесле достигли наивысшего мастерства, с хирургической точностью нанося разящие удары с воздуха по любым целям.

yunkersy-nad-sredizemnym-morem.jpg

Первыми на себе точность бомбометания немецких пикировщиков испытали англичане, которые понесли большие потери во время эвакуации своих войск из Дюнкерка. Затем настал черед критской эпопеи, во время которой немецкие пикирующие бомбардировщики буквально растерзали британский Средиземноморский флот.

В дальнейшем люфтваффе блестяще использовали устаревшие тихоходные машины на Восточном фронте и в Северной Африке. Неказистые машины могли часами висеть в воздухе, устраивая смертельную карусель над передним краем и заставляя обороняющиеся войска буквально закапываться в землю.

Немецкий ас обер-лейтенант Ханс-Ульрих Рудель 23 сентября 1942 года на своем ju 87 stuka сумел нанести смертельный удар советскому линкору «Марат», стоявшему на рейде военно-морской базы Кронштадт. Авиационная бомба массой в 1000 кг поразила военный корабль как раз в районе первой башни главного калибра, пробив бронированную палубу. В результате попадания авиабомбы произошла детонация артиллерийских погребов, нанесшая советскому линкору тяжелейшие повреждения. Корабль был окончательно выведен из строя и больше не мог выходить в море.

Машина прекрасно вела себя в воздухе, была легка в управлении. В режиме пикирования отклонение сбрасываемой авиабомбы от цели не превышало 30 метров, что считалось очень высоким показателем. Благодаря мастерству немецких пилотов из пикировщика удалось выжать максимум, сделав его смертельным оружием ближнего боя.

Именно благодаря своей штурмовой авиации немецкие войска уверенно себя чувствовали на поле боя. Устаревший самолет стал идеальным средством непосредственной поддержки войск в наземных операциях, эффективным инструментом для уничтожения объектов особой важности.

Однако все преимущества, которыми обладал самолет, и результаты, которые сумели продемонстрировать пилотировавшие «штуку» немецкие асы, могли быть достигнуты только при подавляющем господстве в воздухе. В первый период Второй Мировой войны немецкая авиация практически безраздельно господствовала в небе над Европой. В отсутствие серьезного противодействия со стороны противника пикировщики Ю-87 хозяйничали в воздухе. Как только баланс сил в воздухе стал меняться в пользу союзников, дни пикирующего бомбардировщика были сочтены. Без воздушного прикрытия «лаптежники» представляли собой легкую мишень для советских и союзнических истребителей. Примером служит последний период войны, когда немецкие пикирующие эскадрильи буквально исчезли с небосклона. Огромные потери в материальной части и низкая боевая эффективность самолета в новой обстановке, поставили крест на его судьбе.

Воющий истребитель танков

Название «Штука» происходит от аббревиатуры всех пикирующих бомбардировщиков (STUrzKAmpbomber). Однако, уже во время Второй мировой войны этот термин все теснее ассоциировался с пикирующим бомбардировщиком «Юнкерс Ю-87» (Junkers Ju 87). Ничего не изменилось, и когда этот самолет официально стал штурмовиком во время последней фазы войны. Даже сегодня все сначала думают о Ю-87, когда возникает слово «Штука».

Летчики Люфтваффе являлись последовательными приверженцами концепции пикирующей атаки. Поскольку она позволяла поражать даже маленькие цели с высокой точностью. Британский летчик-испытатель Эрик БРАУН (Eric BROWN) оценивал Ю-87 «Штука», как лучший пикирующий боевой самолет за всю историю:

«Этот самолет, кажется, был самой естественной вещью в мире… Во время значительного ускорения, которое возникало при пикировании под 90 градусов, у меня никогда не было чувства, что попадаешь в неконтролируемое падения, подобное тому, что я переживал в других боевых самолетах того же поколения«.

F2-Shema-demonstriruyushhaya-tochku-sbrosa-bomby-pri-pikiruyushhej-atake-700x478.jpg
Схема, демонстрирующая точку сброса бомбы при пикирующей атаке. 1940 г.

В битве под Курском

Первое крупное использования немецких противотанковых самолетов произошло в битве под Курском. В начале июля 1943 г. противотанковые эскадрильи на восточном фронте смогли использовать более 5100 машин «Хеншель Hs 129» (Henschel Hs 129B), «Юнкерс Ю-87G» и «Мессершмитт Bf 110G» (Messerschmitt Bf 110G). Однако, основной удар танковых бомбардировщиков по-прежнему ложился на плечи «Штук», которые атаковали бомбами.

Штурмовик СС Вильгельм РОЕС (Wilhelm ROES) пережил наступление на Курск в качестве радиста для связи с самолетами на командном танке лейбштандарта «Адольф Гитлер»:

«…На следующий день мы снова были готовы к бою, командир вернулся в наш танк. «Мне нужна радиосвязь со «Штуками», — сказал он. «Есть что-то особенное». По радио я передал его приказ авиационному командованию: «Закопанные Т-34. Из земли торчат только башни и пушки. Для наших танков они недосягаемы. Уже есть потери. Нанесите удар с тыла».… Около часа пикирующие бомбардировщики летали над нами. Издали мы наблюдали, как пилоты пикируют на русские танки, сбрасывая свой груз и поднимаясь в последний момент. Танк за танком занимались огнем, вздымался черный дым. Мы медленно проехали мимо горящих обломков…«.

13 июля 1943 года командование 9 армии севернее Курска также подтвердило то, что В.Роес пережил на юге:

«Использование «Штук» особенно эффективно с тыла против закопанных или сдерживания двигающихся танков».

F7-Sovetskie-tanki-porazhennye-pikirovaniem-386x500.jpg
Советские танки, пораженные пикированием

Под дружественным огнем

Время от времени войска могли на себе почувствовать, что значит быть целью атаки «Штуки». Так, Рудольф фон Риббентроп (Rudolf von Ribbentrop) командир  танковой роты лейбштандарта:

«Мне вспоминается, как за день до наступления на Прохоровку нас атаковали наши собственные «Штуки», поскольку офицер по связи с авиацией был невнимателен. Мы сердито барабанили по каске, пока он не понял, что случилось! Мы чуть не избили его!»

Риббентроп и его люди слегка отстали. Другим же повезло меньше. 13 июля 1943 г. Георг ЛУТТЕР (Georg LUTTER) военнослужащий противотанкового подразделения, стал свидетелем того, как Ю-87 «Штука» непреднамеренно атаковала их позицию:

«Мы в ужасе, смотрели, как бомбы взорвались в середине нашего первого взвода. Когда облака дыма рассеялись, я выполз из-под взводной машины и огляделся. Вокруг меня стояла мертвая тишина. Шесть погибших, несколько раненых и два уничтоженных самоходных орудия. Весь первый взвод исчез!«

F8-Nazemnaya-komanda-na-polevom-aerodrome-700x497.jpg
Наземная команда на полевом аэродроме у «Штуки». 1942 г.

Ю-87 «Штука» против танков

Тем не менее, борьба с точечными целями, такими как мосты, бункеры, танки и корабли, была нелегкой для пилотов «Ю-87». Для этого требовалась большая практика. Из них наиболее опытным считался Фридрих ЛАНГ (Friedrich LANG). Во время Второй мировой войны он выполнил более 1000 боевых вылетов и написал:

F-21-Pritsel-pikiruyushhego-bombardirovshhika-443x500.jpg
Прицел пикирующего бомбардировщика

«Танки были самой маленькой и наиболее сложной для поражения целью для соединений пикирующих и штурмовых самолетов. В большинстве случаев они уничтожались только прямым попаданием. Так называемое «близкое попадание» почти всегда было не эффективным. В лучшем случае удавалось добиться только временного отказа танка из-за повреждения гусениц».

Тем не менее, эффективность Ю-87 «Штука» в борьбе с танками считалась высокой, что подтверждается документами. Так, в докладе командующего 3 гвардейским советским танковым корпусом о боевых действиях под Харьковом весной 1943 г. сообщается:

«19 марта 1943 года вражеская авиация атаковала боевые порядки 18 гвардейской танковой бригады. Они вывели из строя 26 танков, из которых 19 Т-34. В период боя 3 гвардейской танковой бригады противник бомбардировал и обстреливал наши танковые части в течение дня. «Штуки» атаковали наши танки пикированием до десяти раз«.

F3-Vzlet-SHtuki-posle-bombardirovki-mosta-700x459.jpg
Взлет «Штуки» после бомбардировки моста

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий