Наука убеждать: как пробивала себе дорогу инновационная броня для Т-34

Фирсов и Дик

После окончания вуза «молодой специалист», которому уже 36, работает в Ленинграде, и его способности начинают раскрываться. Он стремительно проходит путь от рядового конструктора до заместителя начальника КБ. Кошкин участвовал в создании танка Т-29 и опытной модели среднего танка Т-111, за что был удостоен ордена Красной Звезды.

В декабре 1936 года Михаила Кошкина отправляют в Харьков в качестве начальника танкового КБ завода № 183.

f7e0bf7a87027362474b4d79c6634ccf.jpg
Афанасий Фирсов. Фото: Commons.wikimedia.org

Назначение Кошкина на должность произошло при достаточно трагических обстоятельствах — прежний глава КБ Афанасий Фирсов и ещё ряд конструкторов попали под дело о вредительстве после того, как выпускаемые заводом танки БТ-7 стали массово выходить из строя.

Фирсова, который до ареста успел передать дела Кошкину, расстреляют в 1937 году. Конспирологи впоследствии будут называть его настоящим «отцом» Т-34. 

Под руководством Кошкина была проведена модернизация танка БТ-7, который был оснащён новым двигателем. А осенью 1937 года Автобронетанковое управление РККА выдало Харьковскому заводу задание на разработку нового колёсно-гусеничного танка. 

На заводе в Харькове одновременно с Кошкиным работает конструктор Адольф Дик. По одной из версий, именно он разработал проект танка под названием А-20, который отвечал требованиям технического задания. Но проект был готов позже запланированных сроков, после чего Дик получил то же обвинение, что и Фирсов, и оказался в тюрьме. Но Дику повезло — в отличие от Фирсова, он избежал расстрела, много лет провел в ссылке, потом вернулся к работе конструктора. Адольф Яковлевич дожил до конца 1970-х.

396f094c0d92a2aef36fa6d582316fcf.jpgЛегенда в броне. История лучшего танка Второй мировой войны

</p>

Самая высокая цена

Много ли вы знаете карьеристов, которые ради чужого, присвоенного проекта, способны на подобное самоотречение? Ответ прост — танк Т-34 был детищем самого Михаила Кошкина. И не ради тщеславия он боролся за него, а ради страны, которой новая машина была необходима.

В Харькове его все-таки госпитализировали с диагнозом «пневмония». Но как только становилось легче, Кошкин сбегал на завод, чтобы продолжить доработку проекта и проследить за началом серийного производства.

Эти побеги не прошли даром. Здоровье конструктора ухудшилось настолько, что в Москву прислали бригаду медиков, чтобы помочь местным специалистам. Кошкину пришлось удалить легкое, после чего его направили на реабилитацию. А он все продолжал думать о своем танке, и коллеги, приходившие его навестить, вынуждены были обсуждать не самочувствие конструктора, а ход работ на заводе.

0b221b0c2c12a1ffadbf395c8b2346ed.jpg Статья по теме«Полюбить танк я не смогла». Воспоминания дочери создателя Т-34

26 сентября 1940 года Михаил Ильич Кошкин скончался в возрасте 41 года.

В годы немецкой оккупации Харькова исчезнет даже могила конструктора, пожертвовавшего жизнью ради Т-34.

Стране нужны танки, а танкам нужны конструкторы

Ему 30 лет, есть жена, ребенок, он в прошлом кондитер, а в настоящем партийный работник — какие тут могут быть танки?

Но у страны проблема — танковая промышленность практически отсутствует. Ситуацию нужно менять кардинально. Срочно нужны образованные кадры.

Призыв «Коммунисты, вперед!» звучал тогда весьма серьезно. И в числе других партийных работников Кошкин отправляется получать техническое образование, поступив на машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института.

8252dd1a4683e8a32b0cf5670d57fae1.jpg Статья по темеЛегенда №34. Пять фактов о лучшем танке Великой Отечественной войны

Это позднее начало карьеры будут потом считать доказательством — не мог сам Кошкин создать Т-34, не было у него ни навыков, ни знаний.

Но те, кто знал Михаила, рассказывали, что «гранит науки» он грыз яростно, его упрямства и целеустремлённости хватило бы на двоих.

Ещё студентом Кошкин работает в конструкторском бюро Ленинградского Кировского завода, изучая модели иностранных танков, закупленные за рубежом. Он вместе с коллегами не только ищет пути совершенствования имеющейся техники, но и вынашивает идеи принципиально нового танка.

В 1934 году Михаил Кошкин защищает диплом по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов», тема дипломной работы «Коробка переменных передач среднего танка».

Идеальный танк

Пушка калибра 37 мм немецкого танка T-III не представляла опасности для 45-миллиметровой брони Т-34, в то время как пушка Т-34 калибром 76 мм на всех дистанциях пробивала 30-миллиметровую броню танка T-III. За этим превосходством на поле боя стояла наука и люди, которые бесстрашно продвигали новые технологии. Одним из таких инноваторов был директор ЦНИИ-48 (сейчас ЦНИИ КМ «Прометей». — «Известия») Андрей Завьялов. Он предложил новый сплав для брони и технологию сборки башни, которые сделали танк Т-34 произведением военного искусства. Причем химический состав и технология производства брони Т-34 не рассекречены до сих пор.

sajt2-750x331.jpg

— Да, составы не рассекречены. Много чего из наших разработок не рассекречено, — подтвердил этот факт «Известиям» генеральный директор ЦНИИ КМ «Прометей», член-корреспондент РАН Алексей Орыщенко. Он уточнил, что разработанные институтом химический состав и технология производства брони обеспечивали её исключительно высокое качество и поразительную снарядостойкость, превосходившую все аналоги в мире.

Другим ноу-хау стала технология сборки башни. В 1939 году в ЦНИИ-48 при производстве башен Т-34 впервые в мире применили послойную электросварку. На тот момент элементы танковых башен повсеместно соединялись путем клепки. В результате соединения стали прочнее и надежнее.

— Директор ЦНИИ-48 Андрей Завьялов предпринимал попытки создать литьевую броню — то, о чем никто в мире тогда даже не мечтал. И он это сделал, разработал технологии. Литье башен Т-34 началось в конце 1941 — начале 1942 года. Крупп (крупнейший промышленный концерн Германии. — «Известия») как ни пытался это сделать, не смог до конца войны, — подчеркнул Алексей Орыщенко.

sajt3-750x422.jpg

Применение литейных технологий при создании башен сыграло исключительную роль в организации производства. Скорость их выпуска увеличилась вдвое. А стоимость башен снизилась на 40%, что при больших масштабах выпуска танков давало многомиллионную экономию. Переход на литые танковые башни резко снизил их поражаемость снарядами, так как именно литье позволяло придать башне эргономичную форму, распределяя толщину брони в нужных местах. Ученые ЦНИИ-48 разработали инструкции по тактике ведения боя с немецкими танками с четким указанием их наиболее уязвимых мест. Это стало возможно благодаря многочисленным испытаниям поражаемости наших и немецких машин снарядами, которые вели ученые института.

С 1942 года ЦНИИ-48 взялся и за разработку неброневых деталей танка. Развернулись исследования в области совершенствования металлургического производства деталей и механизмов танка и мотора, изыскания высокопрочных и износоустойчивых материалов для новых марок дизельных моторов танков, работы по унификации технологических процессов.

Судьбоносный поворот

Всё это стало возможным благодаря личному мужеству и упорству Андрея Завьялова, рассказал Алексей Орыщенко.

В 1934 году 29-летний Завьялов руководил Центральной заводской лабораторией Ижорского завода в Ленинграде. В ней разработали новую танковую броню. Для производства требовался особый состав стали, строгое следование технологии производства — выплавка в мартеновской печи, разливка в кузнечные изложницы, ковка слитков с осадкой. Этому воспротивились старые мастера, определявшие, что и как делать по наитию. Конфликт между двумя технологическими школами вышел за пределы предприятия. Строптивого новатора сначала уволили, а затем его пригласил к себе секретарь Ленинградского обкома Андрей Жданов. Выслушав Завьялова, Жданов направил инженера в Москву на заседание Совета труда и обороны, которое состоялось 17 мая 1936 года.

— Билеты были куплены в одну сторону. Было непонятно, вернется он обратно или нет, — уточнил Орыщенко.

На заседании все рапортовали об успехах. И только выступавший последним Андрей Завьялов заявил о низкой технологической дисциплине на производстве, о недостаточной надежности броневой защиты танков. Он привел результаты испытаний применявшейся в то время 15- и 20-миллиметровой брони на полигоне Ижорского завода. Даже при очень низкой скорости удара, стрельбе не только с ближней, но и с дальней дистанции самым малым калибром артиллерийских снарядов броня пробивалась и раскалывалась. То есть танки с такой броней, по выражению Завьялова, были «ходячими гробами».

По словам Орыщенко, он буквально бросился на амбразуру в тот момент.

Советская карьера

В 1917 году его призвали в армию. В составе 58-го пехотного полка Кошкин сражался на фронте, был ранен. К моменту восстановления здоровья началась демобилизация старой царской армии, и Михаил снял военную форму.

Правда, ненадолго — в апреле 1918 года он добровольцем ушел в Красную Армию. В ее рядах Кошкин воевал под Царицыном, под Архангельском, сражался с армией Врангеля.

После нескольких ранений и тифа его военная карьера завершилась. Но в Кошкине разглядели потенциал руководителя, поэтому он был отправлен в Москву, в Коммунистический университет имени Свердлова.

После окончания университета в 1924 году Михаил Кошкин стал директором кондитерской фабрики в Вятке. Там же он начал двигаться по партийной линии, к 1929 году став заведующии агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б).

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий